воспоминания

мне19, я даосист и язычник

Николаю уже 26 лет, но свои поиски веры он начал гораздо раньше. Для мне19 он рассказал, как можно совмещать разные религии, зачем вешать дома идолы и почему лучше не молиться перед едой, если ты не православный.
Я начал искать веру лет в 5-7…
Сначала я просто начал увлекаться мистикой. Лет в 8 мы с другом начали обсуждать разные страшные истории, типа призраков на фотографии. Лет в 10 начались НЛО, даже читал разные книги об этом. Параллельно развивалось пристрастие к истории, а там не за горами, как и у многих, мифы древней Греции и Египта. Лет в 13 пошли русские народные сказки, и не только русские — а это определенный элемент культурного пласта, и, соответственно, определенный элемент религии. Я становился старше, появлялись новые люди — опять же, это были в основном всякие неформалы, которые любили мистику разных мастей, шаманизм. Потом появились знакомые неоязычники, начал вливаться в эту тусовку. Это все, смешанное с интересом к истории, заставляло вникать, копаться.
Я понял, что христианство не отвечает на все возникающие вопросы…
Поэтому после этого меня затянул буддизм, мистические культы прошлого. Я начал в это погружаться, и в какой-то момент понял, что все религии, существующие сейчас — лишь слабая калька на даосизм.
В данный момент я считаю себя приверженцем даосизма…
Но не того, который исповедуют в Китае сейчас, а канонического: он воплощен в идеях Лао-цзы и уже не практикуется. Есть такая книга, «Дао дэ цзин», где описываются основные постулаты даосизма. После они были развиты такими учениками и последователями, как Чжуань-Цзы, например, и в какой-то момент превратились в ту же самую религию с церквями и всем прочим. Мне больше нравится канонический вариант, изложенный в «Дао дэ цзине», где Бог рассматривается как что-то не особо важное. То есть, возможно, есть Бог, возможно, есть Создатель, но он больше нужен здесь, на земле, лишь для того, чтобы смягчить последствия земного существования. Он как бы дает нам возможность не переживать и не расстраиваться. Получается, суть даосизма — в том, что «все есть все и при этом ничего».
Христианство и буддизм — это недодаосизм…
Христианство: вам обещают, что есть какая-то райская жизнь, и если нормально себя вести — попадешь в рай. В Буддизме чуть более жестко — говорится, что даже если ты будешь себя хорошо вести, в следующей жизни ты переродишься во что-то более хорошее. Или не переродишься и вырвешься из круга перерождений. Буддизм — это даосизм для тех, кто боится умереть. В нем тоже все довольно мягко — ты заново родишься, все повторится. Человеку дают надежду. А вот даосизм в этом плане более категоричен. Он говорит, что ты можешь вести себя хорошо, можешь вести себя плохо — но, в конечном итоге, наступает кромешная темнота без каких-либо перерождений. Есть какой-то абсолют, ты на время от него отделился, а затем снова становишься частью абсолюта. Ты приходишь, уходишь — и не имеет смысла, какую жизнь ты прожил. Но в этом и главный плюс: так как все равно вернешься к абсолюту, ты можешь жить по-настоящему. Не делать что-то в надежде, что что-то тебе за это будет.
До сих пор у меня дома стоят всякие идолы…
При этом я считаю, что язычество — это то, что подходит для жизни. Даосизм — это глобальное мое представление, я знаю, что потом — конец, и все. Но, так как мне нужна какая-то надежда… Язычество я рассматриваю со стороны Карла Юнга. По сути, язычество — это проявление нашего коллективного бессознательного, накопленного десятками тысяч поколений. Я считаю себя осознанным язычником. Я понимаю, для чего это создал человек, и этим пользуюсь. Религия — прежде всего инструмент.
Если мои представления расписать в виде схемы…
Сверху будет даосизм — отношение в целом к смерти, потом язычество — отношение к текущему моменту, то, что ты используешь, чтобы в текущем моменте что-то получить. Я представляю для себя пантеон божеств, которые имеют для меня какое-то значение. И я здесь вплел бы часть буддизма, часть даосизма — жить в текущем моменте, осознавать текущий момент.
Я считаю, что весь мир создал один создатель…
Он это сделал, а потом отстранился от своего творения. Поэтому смысла в религии как в таковой нет, но в ней есть смысл для каждого отдельно взятого человека — в ритуалах, в их исполнении. Это такая смесь конфуцианства и даосизма.
Я подхожу к религии с точки зрения науки…
Человек — это существо, которое подчинено тем же законами природы, что и все остальные животные, но мы обладаем разумом. Разум – это такая вещь, с помощью которой мы можем либо добавить себе плюсов, либо убрать. Религия в правильных руках — то, с помощью чего мы можем добавить себе плюсы. Например, мы можем быстрее достичь цель, если мы подгоним себя своеобразной фанатичностью — эффект плацебо, получается. Мы как бы программируем себя посредством веры. Потому что наш разум за тысячи лет эволюции впитал религию как модель поведения. И посредством этого можно достичь чего-то. Получается, религия — это такой бесплатный бонус.
Религия как социальный институт допустима…
Опять же, мы живем в обществе между западом и востоком. Поэтому религия для нас — прежде всего, столп государственности. Посредством религии мы можем проталкивать некоторые моральные ценности. Если бы было несколько религий, а не одна господствующая, но все они проталкивали бы похожие моральные ценности — может, к чему-то хорошему это бы и привело. Опять же, наука — это тоже религия. Да, она объективна, но большинство научных открытий мы принимаем на веру, потому что опыты провести не можем. И опять же, мы возвращаемся к тому, что все вокруг нас, по сути, вера.
Я не согласен с тем, что детям надо что-то навязывать...
Это не этично с точки зрения гуманизма, потому что им не дают права выбора. С другой стороны, права выбора в принципе не существует. Каждая вещь, которая нас окружает, влияет на выбор. Поэтому вопрос сложный. Наверное, не государство должно этим заниматься, но навязывать в любом случае будут.
Афишировать свои взгляды я начал последние лет 5…
Когда они стали более устойчивыми. Поэтому в школе меня не обижали, всем было плевать. Каких-то внешних ритуалов я не совершал, поэтому никто даже не мог догадываться, что там. Те, с кем я общался, тоже были авантюристами, которые находились в поиске. Когда же я вырос… Далеко ходить не надо. Даже сейчас, если я совершаю какую-то молитву перед едой, которую я считаю частью своей духовной практики, люди смотрят на это: «Воу, воу, гляньте, у нас тут абориген». Была даже ситуация забавная: я молился перед едой, и ко мне подсела коллега по работе. Она говорит: «ого, вы молитесь перед едой, так вы православный?». Я ответил, что даос — её так перекосило! Это к слову об отношении — если ты православный, черт с тобой, молись и хоть на столе танцуй. Но если даос, или буддист, или ещё кто-нибудь — то все, сразу начнут коситься. Но это везде так. Те же самые буддисты мусульман начали мочить где-то недавно, не помню. Как даос, могу сказать, что это свойственно человеку.
Если ты соблюдаешь какие-либо ритуалы, они тебя дисциплинируют…
У тех же буддистов жесткий ритуальный момент. Что касается даосизма, я больше приверженец дзэн практики — это когда ты можешь, например, дометать пол, и ты находишься в медитативном состоянии. То есть ты не обязан постоянно сидеть или биться головой, любое действие — это практика. Сейчас мы можем полностью сконцентрироваться на этом диалоге, и это тоже будет практикой. Только долго мы так не продержимся. Я это так объясняю: вот ты нырнул в воду. Ты в воде, потом выныриваешь на секунду — осознаешь: «Я же плаваю!», потом опять нырнул — и опять ничего не понимаешь. Примерно так это происходит.
Религия – это очень интересный и полезный инструмент для манипуляций...
Как для государства, так и для других социальных институтов. Поэтому религия никогда не уйдет. Она может поменять название, поменять форму, но сам принцип, который она заложила, останется. Тот же коммунизм — вроде бы, религии не было. Но влияние на массы, но поведение людей — это никуда не делось. Тот же нацизм, фашизм — конечно, у них были другие приколы, с оккультизмом, но сама суть, их влияние на разум человека, на его жизнь и образ мысли — это все присутствует. Даже сейчас молодежь 15-20 лет — вроде, они религией не интересуются. Но они слушают определенных людей, смотрят определенные видосики — чем это не религия. Когда они слушают исполнителя — они начинают подражать его словам, действиям, манере поведения и так далее. Это и есть религия, просто «верующий» сам выбирает, как он будет подражать, но в целом они постепенно становятся одной массой.
Я называю веру сказкой, которую ты сам выбрал...
В детстве сказки читала мама, теперь ты вырос и сам выбираешь себе сказку. Вера, прежде всего, — это осознанный выбор. Мы должны жить так, чтобы этот выбор сделать. Какая бы религия не рассматривалась — в основе ее лежит тот факт, что человеку дан выбор. Вот выберите — и верьте, пожалуйста!
Однажды к Будде подошел ученик и спросил: «Бог есть?»…
Будда промолчал. Тогда ученик спросил ещё раз, мол «Алё, Будда, ты не расслышал? Бог есть, или как там?». Будда промолчал. Ученик уже психует, кричит: «Ну скажи ты пожалуйста, есть Бог или нет?». И в конце Будда то ли промолчал, то ли ответил: «А какой смысл?». Какая разница? В чем суть вопроса? Вопрос бессмысленный. Бог есть, Бога нет — это не важно, это не имеет вообще никакого существенного значения. Есть только один момент — тот, в котором ты сейчас находишься. Все остальное не имеет значения. Если ты умеешь этот момент проживать, если ты умеешь сделать его таким, что если бы следующего момента не стало, ты бы не разочаровался во всем том, что было до — значит, все нормально.
С философской позиции все люди и так верующие...
Кто-то верит в Будду, кто-то в Аллаха, кто-то в доллар, кто-то в Микки Мауса, кто-то в Ленина, кто-то в Путина. Люди так или иначе во что-то верят. Хотел бы я, чтобы все люди были верующие так, как это представляю я? Конечно, я хотел бы рядом с собой видеть единомышленников, это да. Человек – это тайное животное, ему нужно сбиваться в стайку, ему нравиться видеть таких, как он, тогда он чувствует себя более возвышенно. С другой стороны, когда ты не такой как все – ты тоже чувствуешь себя возвышенно, восторгаешься собой. Однозначно ответить я не могу — и в том, и в том варианте есть плюсы. Но, учитывая, что я нахожусь здесь и сейчас — для меня это не имеет никакого значения.
С Николаем поговорил Макс Ломаев.
Читайте ещё: