чтиво

мне19, а за окном панельки: как архитектура СССР уничтожает культурный код городов

Разбираемся в том, почему мы живем в окружении серой архитектуры и что с этим делать
чтиво

мне19, а за окном панельки: как архитектура СССР уничтожает культурный код городов

Разбираемся в том, почему мы живем в окружении серой архитектуры и что с этим делать
Советскую архитектуру исследовала Полина Мехоношина
Чтобы добраться из пункта А в пункт Б, каждый горожанин проходит определенный путь. Самым важным в этом пути является не количество пройденных шагов и километров, а то, что вас окружает. Каждый день мы видим вокруг заурядный пейзаж из серых панелек — а между тем, это памятник нашему прошлому. По статистике, более 90% жилья в России было построено до 1995 года: получается, советская застройка и архитектура ранних 90-х продолжает формировать наше впечатление от города и в 2021 году. Мы решили подумать о том, почему наш городской ландшафт сформировался именно так и, главное, как можно с этим работать.

От роскоши к панелькам

Когда индустриализация только зарождалась, города воспринимали как большой завод, а человек считался механизмом, который помогает этому заводу функционировать. Для людей такое отношение было нормой, они видели в этом будущее. С развитием автоматизации и гуманизации появлялись новые потребности, которые «завод» удовлетворить не мог. Именно в то время начали появляться первые планы утопий, идеальных городов будущего.
В ХХ веке в СССР также присутствовала идея создания идеального города. По большей части, эти проекты так и остались на бумаге, а масштабные концепты оказались нереализованными из-за экономических причин.
дворец советов высотой 415 метров в центре москвы — один из самых амбициозных нереализованных проектов
Что вышло за пределы простых проектных планов — это типовая застройка. Через несколько лет после революции, в 20-х годах, появились первые планы строительства массового жилья. При Сталине это жилье предназначалось для рабочих, мы до сих пор можем встретить сталинские бараки на окраинах городов. Они строились из самых дешевых материалов, а архитекторы и инженеры, которые приезжали в Советский Союз для обмена опытом, приходили в шок от того, в каких условиях живут люди. Однако типовая застройка продолжала развиваться как в СССР, так и на западе.
Дома квартирного типа начали появляться в 30-е годы, к этому времени инженеры отработали механизм массовой застройки. Главный пример таких домов — пресловутые сталинки. Они возводились для высокопоставленных граждан, в них присутствовала некая роскошь. В то же время строились еще не именуемые хрущевками панельные здания. Сначала на создание одной квартиры закладывали 102 рубля, позже норма была сокращена в несколько раз. Несложно понять, что на такие деньги едва ли можно построить здание с размахом вышеупомянутых сталинок.
Массовое распространение панельные конструкции получили в послевоенные годы. Тогда, уже при Хрущеве, в городах начали активную застройку новым типовым жильем. Хотя хрущевки смогли решить проблему бараков (просто представьте дом, в одной комнате которого могли жить до 30 человек), жилищные нормы застройки сокращались до предела.
Многие историки до сих пор спорят, помогли ли панельные конструкции избавить людей от жилищных проблем после войны
Одно ясно точно: типовая застройка стала частью ДНК каждого города и продолжает влиять на облик современной России. Основной жилищный фонд на данное время — это типовые здания старше 50 лет. Не имея достаточного финансирования, жилье портит вид города и не дает взглянуть по-новому на постсоветское пространство.
Городская среда сегодня требует экологичности, безопасности и функциональности. Это то, что делает ее комфортной для жителей городов, районных или административных центров. Даже приезжая на окраину Калининграда или Тулы, вы встречаете типичную картину постсоветской России. Если в Москве происходит хоть какое-то переосмысление городской среды, то в городах поменьше жители застряли в серых буднях среди таких же серых панелек.
ПЕРВЫЕ СОВЕТСКИЕ ПАНЕЛЬКИ

Наследие гиганта

Архитектура в СССР, как и остальные сферы жизни, была подчинена идеологии. Она выражала во плоти отношения государства и граждан: власть централизована, люди равны. Очевидно, что такой расклад ведет к потере культурных особенностей регионов. Ценность локальной культуры утрачивает свое значение, понимание города его жителями и туристами затрудняется.
Люди будто впали в спячку, не придавая значения своей идентичности
Советский союз подарил России не только огромный пласт ментальности, но и тенденции в архитектуре, которые не спешат меняться. Хрущевки повсюду, они на окраинах и в центрах крупных городов, они влияют не только на атмосферу самого города, вид на открытках, но и на современную застройку.
Современные ЖК не называют хрущевками по принадлежности к историческому периоду, но принципы застройки остались теми же. То, что было построено после войны для экономии ресурсов и расселения бараков, сейчас превратилось в нормальный подход к архитектуре. Достаточно приехать в новый район и посмотреть вокруг: вы увидите те же хрущевки, только теперь у них лицо частных компаний, а не государства.
ОДИН ИЗ СОВРЕМЕННЫХ ПАНЕЛЬНЫХ ЖК

Поиск себя

Города постепенно утрачивают свой культурный код, то, с чем ассоциируют себя жители, то, что могут почувствовать приезжие, гуляя по улицам. Происходит полная деконструкция. Мы теряем города и прячемся лишь за их историей, называя туризмом экскурсии по церквям и музеям войны. Для населения, застрявшего среди серых панелек, выбор невелик: сбежать и оставить все как есть или переосмыслить увиденное.
Вопрос о том, как культурные явления отдельно взятых городов можно переосмыслить и интегрировать в городское пространство, стал одним из главных для современной российской урбанистики.
Сейчас на постсоветском пространстве активно пытаются создавать новую историю панельного жилья. Примером может послужить Эстония, где пятиэтажные панельки реконструируют и превращают в энергоэффективные здания, полностью заменяя коммуникацию. Устаревшие дома превращаются в современное жилье, которое растет в цене, развивает экономику и помогает людям не разделять свой город на советское и постсоветское время.
Так выглядят Эстонские реконструированные панельки
В России под реконструкцией чаще всего понимается снос. На самом деле, это не самый лучший выход из ситуации. На месте старых пятиэтажек строятся те же самые здания, но за большие деньги. Намного эффективнее и экономичнее будет реконструкция, замена коммуникаций и то, что волнует абсолютно всех жителей городов — фасады.
Примеры такой реконструкции есть и в России — так, в 2018 году в Калининграде реконструировали фасады старых панельных домов. Изменился не только вид самих зданий, но и инфраструктура рядом. Появились новые экономически притягательные зоны, у людей появилась потребность в хорошем и качественном жилье. Уже сейчас, спустя два года, можно наблюдать изменения.
РЕКОНСТРУКЦИЯ ФАСАДОВ В КАЛИНИНГРАДЕ

Рука помощи

Для сохранения культурного кода не обязательно вмешательство государства — жители могут помочь городам не потерять свою идентичность. Тем более, местные жители гораздо тоньше чувствуют особенности города, его дух и культурное наследие.
Например, уже несколько лет существует проект «Код города», участники которого смотрят на свои города через призму кино. Подобные локальные кинолаборатории помогают развивать культурные центры, находить новый взгляд на проблемы и бороться со стереотипами о вечно серой России. Это показывает, что даже среди серых зданий найти город возможно. Для сохранения городской идентичности очень важно выражать беспокойство об облике своего города, а не просто делать вид, что пейзаж за окном не смущает.
То, что культурные коды городов развиваются с помощью людей, которые неравнодушны к своей малой родине, и есть показатель осознанности проблемы. Пока мы пытаемся ждать от государства конкретных действий по реконструкции серых панелек, можно также помочь своему городу не забыть себя, снова нащупать ту особенную и тонкую идентичность, которая не стерлась даже под 70-летним гнетом серости и стандартизации.
Фото: https://twitter.com/WildWildMoscow
Поделиться материалом:
Читайте также: