чтиво

мне19, и я посмотрел «Палачей» в Гоголь-центре

Макс Ломаев о первой постановке Кирилла Серебренникова после освобождения режиссера из-под домашнего ареста. В основу легла пьеса ирландца Мартина МакДонаха — классика чёрного юмора и театрального триллера.
Это первый спектакль, который я увидел в Гоголь-центре. И моментально цепанула скрупулёзная сценография.
Место действия — провинциальный паб с «отдающим ссаками» разбавленным пивом и кафелем на стенах, украшенный дешёвыми светящимися вывесками. Рядом – вытоптанная тропинка, одинокий фонарь, забор с сеткой-рабицей и просёлочная дорога с пустырём. Детальность и проработанность декораций действует скорее на подсознании, окутывая зрителя атмосферой русской провинциальности.
Время действия: 90-е годы, события происходят через 5 лет после принятия моратория на смертную казнь.
Пабом владеет семья бывшего участника расстрельной команды, постояльцы — его друзья. В их разговорах сквозит косность, необразованность и нездоровый инфантилизм. Конечно, это обличено в хороший юмор, но факт есть факт — старшее поколение представлено людьми, для которых «демократия — короткий перерыв между диктатурами».
Фото: Ира Полярная, пресс-служба театра
Юмор — отдельная история. Оказывается, ирландский чёрный скептицизм отлично трансформируется под российские реалии — чего стоит один только заключённый, который ночь перед расстрелом читал «Апрельские тезисы» Ленина, или появление КГБшника — отца владельца паба. Несмотря на длительность спектакля (около 3,5 часов) зритель не успевает заскучать. Причиной тому — киношный монтаж Серебренникова.
«Палачи» — скорее фильм,
нежели театральная постановка.
Это проявляется во всем — от расстановки света и переходов между сценами до внутренней логики, формы повествования. Динамика монтажа подстёгивается и техническими средствами — огромный экран, способный перемещаться вверх-вниз, или спецэффекты в виде дождя и тумана.
Фото: Ира Полярная, пресс-служба театра
Был огромный соблазн полагать, что после недавних судебных разбирательств Кирилл Серебренников поставит мрачную социальную драму, пропитанную ненавистью к режиму. И ещё более приятно осознавать, что этого не произошло.
В «Палачах» нет ни Быковской гольной социальщины, ни Звягинцевской всеобъемлющей депрессии.
Зато есть юмор и надежда. Конечно, остаётся поколение, которое заявляет, что «если мыслей нет — значит, не нужны они», остаются палачи, простодушно относящиеся к своей работе. Но режиссер скорее смеется над их близорукостью — настоящую надежду он возлагает на молодое поколение, способное критически мыслить, оставаясь по-хорошему наивным.

Забавно, что над всей этой русской бытовухой и бытовыми склоками на стене бара висит дешевая световая табличка «Добро пожаловать». Как завещал один исполнитель, «добро пожаловать в РФ, тут ништяк». Надеемся, будет ещё лучше.
Автор текста: Макс Ломаев, 19 лет
Фото: Ира Полярная, пресс-служба театра