признание

мне19, и я отслужил в Росгвардии

Мы поговорили с человеком, который пошел в армию на обязательную службу и попал в Росгвардию. О ценностях Росгвардии, митингах, армейском маразме и чувстве стыда.
В армию пошел, потому что было скучно учиться…
Понял, что не вариант находиться на гражданке. Одним из вариантов было пойти в армию, что я и сделал. А там ты не выбираешь род войск, тебя распределяют. У меня категория А1, я мог попасть либо в спецназ, либо в Росгвардию.
«Людей же не поменяешь, всем не объяснишь. Живешь просто, как есть»
К Росгвардии люди относятся отвратительно…
Большая часть людей имеет представление, что росгвардеец — это контрактник, который получает большие деньги, у которого нет никаких моральных норм, он делает что хочет и использует свою власть. Но это не так. Потому что бОльшая часть Росгвардии – это срочники.
Со временем к такому отношению привыкаешь...
Просто себя чувствуешь так, как должен чувствовать на данном месте. Смысл зацикливаться на этом? Ты же понимаешь, что подобное мнение о росгвардейцах — не правда, и не так обидно становится. Людей же не поменяешь, всем не объяснишь. Живешь просто, как есть.
Росгвардия появилась в 2016 году...
Образована из внутренних войск, МВД. Основные задачи — их 8 или 9, вроде. Охрана общественного порядка, обеспечение общественной безопасности — это та же работа на митингах, о которой все знают. И на футбольных матчах, и на музыкальных концертах, и везде, где только можно. Также одна из целей — содействие органам ФСБ в охране границы. Контроль за оборотом оружия, частной охранной деятельности. Охраной первых лиц государства тоже занимается росгвардия. И, наконец, есть такая интересная задача, последняя: президент РФ имеет право сам назначить любую иную цель. Согласно конституционным законам, он может в любой момент ввести новую задачу.
Срочники занимаются только охраной порядка…
Это их основная задача, потому что тут особо не надо ума и подготовки. Но обучение проходит постоянно в процессе службы, каждую неделю, с понедельника по четверг. Есть разные предметы — и тактика служебно-боевого применения, то бишь работа с палками, щитами и всем дополнительным оборудованием. Огневая подготовка, физическая подготовка, подготовка по связи, военно-медицинская подготовка, и так далее.
«Президент РФ имеет право сам назначить Росгвардии любую иную цель»
На выездах есть два варианта: как это должно быть и как это делается...
Например, если кто-то начнет меня задирать, я имею право сделать предупреждение и начать бить. Но смысл мне это делать, если я могу ничем не отвечать, и агрессору будет неинтересно? Да и нам прилететь может. Был случай, на 9 мая к одному из командиров отделений начал приставать дед с палкой. Он терпел-терпел, в итоге просто отобрал палку у деда, тот свалился. И, если бы охранник соседнего дома не видел всей ситуации, командиру могли бы предъявить, что он на ветеранов нападет. Мы не то чтобы сильно защищены в этом плане. Ещё есть такая фишка, что если что-то плохое происходит — могут просто уволить задним числом. Это проще, чем решать проблему — просто уволить человека, а работу потерять люди боятся.
Нам не выгодно отвечать на провокации…
Хотя особо никто и не провоцирует. Говорить могут что угодно, задерживать за это даже по-человечески смысла нет. Каждый имеет право сказать, что угодно. Чтобы кого-то задержали за слова — это совсем надо довести.
В каком-то смысле даже весело бывает...
Интересно же понаблюдать, послушать, что нового скажут. БОльшая часть, конечно, повторяется — продались, все такое. Иногда могут удивить — фашистом называли, много всего рассказывали, чего я не знал про себя раньше. Так и живем.
С проявлениями армейского маразма сталкиваешься каждый день…
Даже не знаю, что именно рассказать. У нас командир роты не ориентировался внутри части. В части было два парка — один в 300 метрах от батальона, другой — в 1,5 км. И когда командир говорит, что надо добежать до второго парка, а сам он стоит у первого, мы все бежим вообще не в ту сторону.

Зачастую приказ отдается и никак не уточняется: говорят принести документы на полигон, а полигон там почти километр. Было забавно, я в +35° бегал по всему полигону и пытался найти человека, который сидел в палатке метр на метр.
Мы всегда правы, потому что мы — закон...
Так нам говорят на предмете морально-психологической подготовки. Это что-то среднее между обществознанием, историей и психологией. Суть в том, что любое нарушение закона дает нам право действовать. Чтобы мы не боялись, не думали о себе чего-то плохого. В любом случае мы правы, и этого не отнять. Когда ты знаешь, что ты прав, уверенности все равно больше.
«Если кто-то начнет меня задирать, я имею право сделать предупреждение и начать бить»
На митингах срочников ставят как живое оцепление…
Чтобы митинг не перерос в стихийное действие, оцепляют ближайшие улицы. В этих оцеплениях стоят срочники. Конечно, мы всегда готовы драться, но самый актив — это ОМОН и другие контрактные подразделения, которые наиболее подготовлены в этом плане. У срочника, подготовка есть, но это мутный вопрос: одно дело, что нам дадут, другое дело — чему мы реально научились. Опять же, насколько хватит смелости.
У нас даже нет права задерживать людей...
Понятное дело, если какой-то мужик полезет через забор, я могу ему помешать. Но право задерживать есть только и полиции и у «ментобатов» — это специальные батальоны росгвардии, которые патрулируют на вокзалах. У них даже форма ближе к ментовской. И больше прав, даже проезд бесплатный.
Либералов среди росгвардийцев нет…
Потому что на призывном пункте проводится беседа с психологом. Это скорее формальность, но у тебя спрашивают о политических взглядах. Поэтому в Росгвардию не набирают людей, плохо относящихся к режиму. Либо нейтрально настроенных, либо тех, кто поддерживает власть. Я вот не поддерживаю, но сильно против ничего не имею — мне не на что жаловаться, меня никак не притеснили. Но был у меня знакомый в армии, у которого была фотка с Навальным. Он не поддерживает Навального, но некоторые идеи одобряет. Короче, разные позиции есть, но кого-то радикально против власти я ни разу не встречал.
Все и так знают, кто что должен делать, все отлажено...
За два-три выезда запоминаешь весь алгоритм, и все на автомате работает. За полгода до дембеля настолько отрабатываешь все, что просыпаешься за 5 минут до подъёма, можно с закрытыми глазами жить. Конечно, ситуация от роты к роте меняется и от людей зависит, но у нас был довольно адекватный климат. Конечно, могли иногда жестко пошутить, но не более того.
«Иногда могут удивить — фашистом называли»
Идею создания Росгвардии я поддерживаю...
Не будет Росгвардии — кто тогда будет защищать внутренний порядок?
Чтобы к Росгвардии стали нормально относиться…
Изменения должны произойти у людей в голове. Люди должны принять, что Росгвардия всегда действует по закону, что мы есть закон. Мы олицетворяем закон, являемся его неотъемлемой частью. Если порядок не охранять, его и не будет. Потому что толпа сама начнет стихийно давить друг друга. Мы не совершаем каких-либо противоправных действий. Приказ есть приказ, кто не был в армии, не понимает этого.

Люди должны понять, что свою агрессию нужно проявлять не в отношении Росгвардии, а в отношении закона. Потому что Росгвардия — это просто функция, это люди, которые охраняют закон, не более того.
Нужно поправить законы, касающиеся Росгвардии…
Местами они очень интересные. Например, я могу в форме подходить к людям от лица Росгвардии, даже не предъявляя никаких документов. С одной стороны, это правильно: раз я сотрудник внутренних войск, я должен скрывать свою личность. Но, с другой стороны, — подходит к тебе человек в форме, говорит, что он росгвардеец, имеет право проверить телефон, провести в пункт полиции. Будешь сопротивляться — может скрутить. И ты даже не сможешь узнать, кто именно это был! Короче, если некоторые законы поправить, в каком-то смысле будет проще в плане доверия. Но знающие люди и сейчас понимают, что к чему. И я встречал много людей, которые к Росгвардии относятся как должному, без какой либо агрессии.
«В любом случае мы правы, и этого не отнять»
Если в меня кинуть стаканчиком, то я обижусь...
Но активных действий предпринимать не буду. Ситуацию с этим митингом запустил явно не росгвардеец-срочник. Срочник даже не может повлиять на это. Скорее всего, за этот эпизод зацепился кто-то, кто имеет минимальную власть — например, какой-нибудь офицер увидел. Мы о таком обычно даже не говорим никому. Ну ударили тебя по шлему, и что? Никто же не будет ничего делать из-за этого. В ситуации со стаканчиком однозначно кому-то это было надо. Но сам факт того, что стаканчик кинули — это незаконно. Ты вообще не имеешь права причинять что-либо сотруднику войск — обзывать, дергать, как-либо трогать. Это закон.
С росгвардейцем поговорил Макс Ломаев.
Читайте также: