признание

мне19, и я ушла из университета, чтобы пожить в монастыре

«Я просто девочка, которая поехала в монастырь помолиться, потрудиться и понять что-то новое про себя»: как после лета путешествий автостопом в Крыму уйти в обитель на острове.
признание

мне19, и я ушла из университета, чтобы пожить в монастыре

«Я просто девочка, которая поехала в монастырь помолиться, потрудиться и понять что-то новое про себя»: как после лета путешествий автостопом в Крыму уйти в обитель на острове.
Фото: astaforkina_liza
    С Лизой поговорил Макс Ломаев
    Лето Лиза провела в Крыму. Она работала на винзаводе, ездила автостопом и жила в палатке, а с наступлением осени взяла академ в университете, собрала вещи и ушла в островной монастырь под Петербургом. Во время нашего разговора ее время от времени перебивали крики чаек и шум ветра. Лиза рассказала, зачем в 19 лет уходить в монастырь, нормально ли вести блог об этом в инстаграме и как познать философию смирения.

    Я взяла академ в университете, чтобы уйти в монастырь…

    Чтобы познать религию и себя. Но, как бы мне не хотелось насовсем бросить университет, я обещала доучиться родителям. Образование учит чему-то, но это такие точечные знания, а мир — вот я смотрю: передо мной сейчас трапезная, слева — монастырь. Как-то по-другому все познается.

    Я работала журналистом…

    В этой среде есть такое мнение, что если ты попал каким-то чудом в штат, то все, считай, у тебя жизнь удалась. А количество штатных мест, как правило, ограничено. И нельзя впихнуть 50 корреспондентов туда, где нужно 25. Я работала на НТВ, это был очень интересный опыт, и мне правда понравилось, но я понимала, что штатным корреспондентом я никогда не буду, а какая может быть карьера у журналиста, если он не попадет в штат?
    Фото: astaforkina_liza
      На НТВ я узнала в тысячу раз больше, чем мне дал журфак университета. А в путешествиях я узнала в миллион раз больше, чем на НТВ. Университет в этой иерархии болтается где-то внизу, и хочется его ножкой подпихнуть куда-нибудь. Но я обещала родителям, а я стараюсь свои слова держать, поэтому образование я получу. Может, переведусь куда-нибудь, чтобы сравнить разные места и получить более полную картину российского образования. Но я не думаю, что в другом месте будет сильно лучше.

      Я пошла в монастырь, чтобы больше знать об этом мире...

      Это банальная вещь, но я считаю, что чтобы мышление развивалось, надо понимать, как устроена культура, в том числе — наша исконно русская православная вера. Я путешествую, и что я принесу людям, которые ждут меня в других странах, что я могу рассказать им о своей культуре, если я даже не знаю, что такое православие? Это одна из причин. Естественно, их очень много, это все комбинируется и получается веская причина уйти в монастырь.

      По книжкам узнать о православной культуре нельзя…

      Когда ты находишься в среде — ты погружаешься и видишь чуть больше, чем написано в книге одного автора. Ты общаешься с верующими, они тоже бывают разные — есть глубоко верующие, есть те, кто только начинает верить, у всех есть свои причины. Я хожу на послушание каждый день, это такие обязательные работы, как правило — тяжелый физический труд.
      Мне интересно понять, что из себя представляет философия смирения.
      Это, все же, очень влияет на человека в частности и на всю русскую культуру в целом.

      Моя семья не предполагала, что такое произойдет…

      Поэтому все немного удивились. Да, я ходила иногда в церковь, но это было очень-очень редко. Может, когда-то я и стану монахиней, но точно не в ближайшие годы — это очень серьезный шаг, и надо быть к этому морально готовым. Это очень долгий и трудный путь, и я пока не готова на него вступить. Так что если предположить, что я бы ушла в монастырь на долгие годы — это совершенно другой разговор, тогда, я думаю, папа не простил бы мне этого.
      Фото: astaforkina_liza

        Лето я провела замечательно...

        Я жила на море в Крыму, у меня были потрясающие друзья – с ними я познакомилась уже там, так как приехала одна.
        Каталась автостопом, жила в палатке и работала экскурсоводом на винзаводе.
        Мне очень нравится это качество в себе и в других людях: когда летом ты был хиппи и немножечко раздолбаем, а осенью ты в совершенно другой среде, но принимаешь правила игры, ни с кем не споришь. Кстати, эта философия смирения проявляется в жизни у многих людей, и они этого даже не замечают. Просто смирение — не то понятие, к которому все привыкли. Когда я погружаюсь в новую среду для себя и отношусь с пониманием, чтобы узнать что-то ближе — в этом тоже проявляется смирение. Меня удивляет, что мне близки и те, кто живёт в палатке на море, и те, что хотят постричься в монахи.
        Фото: astaforkina_liza

          Такое лето повлияло на желание уйти в монастырь…

          Потому что от свободы устаешь. Я бы не сказала, что была полностью свободна: я работала, у меня были обязанности. Мне же надо как-то себя кормить в путешествиях. Так как я работала, я не чувствовала себя такой бездельницей, но действительно позволяла себе много того, чего не могу позволить себе сегодня по определенным причинам. Но это интересно.
          Я понимаю, что ничего не бывает навсегда, так что монастырь — новое путешествие с более глубоким смыслом.

          Я очень хотела бы быть верующей...

          Я уже себя считаю верующей, но я хотела бы быть глубоко убежденной в своей вере. Это бы очень мне помогло. Есть много личных вопросов, которые я хотела бы решить здесь, в этом месте. Но, несмотря на все ложные опоры, я считаю, что страх пустоты более угнетающий и тяжелый, нежели страх материальный. Я разберусь в себе, просто обычно не все так быстро происходит. Верующими становятся не за один месяц и даже не за один год.

          Людей, которые действительно убеждены в Боге, ничем не смутишь...

          Никакие чувства верующего не могут быть задеты.
          Это аксиома, которая вообще не требует никаких доказательств. Это такой внутренний стержень, который не сломать. Многие в миру хотели бы им обладать, вот и я тоже.
          Фото: astaforkina_liza

            В ведении инстаграм-блога о жизни в монастыре нет ничего странного…

            Вся культура строится на противоречиях. Если бы не было конфликтов в литературном понимании, не было бы и культуры. Я, наоборот, хочу найти тех людей, которые совмещают веру и современную жизнь, которая полна прелестей, полна радостных моментов. У меня было замечательное лето, и я не хочу от такого же отказываться в следующем году, для меня это так.

            Мне кажется, в обществе ханжеское отношение к религии...

            Большинство людей не понимает, что это такое, и хает это. Стереотипы настолько распространены, что хочется приехать в монастырь и для самой себя решить, что правда. Я недавно где-то читала, что когда ты начинаешь соглашаться с толпой — значит, надо подумать ещё раз. Не все так просто. Как-то не очень классно, что я цитатами говорю, ну да ладно.

            Наш монастырь находится прямо на острове...

            Я не могу уйти отсюда просто так. Приехать сюда — серьезное решение, которое я продумывала на несколько шагов вперед. Здесь есть те люди, у которых намерение постричься в монахи. А есть те, кто приехал, как здесь говорят, «трудиться во славу божию». Я отношусь к этим людям, и нам, в отличие от других, разрешают чуть больше. Например, в кельях мы можем не ходить в платке. Вроде мелочь, но это считается вольностью. Или, например, мы можем разговаривать по телефону — даже сейчас я вижу ещё одну девушку, которая тоже говорит с кем-то.
            Паром на остров. Фото: astaforkina_liza

              Я поняла одну вещь: если в моей жизни будет какой-то апокалипсис, я всегда могу уйти в монастырь…

              За какую-то физическую работу меня тут пригреют и накормят, помолятся за меня.
              Когда ты путешествуешь, ты понимаешь, что не бывает такой ситуации, из которой ты не можешь выбраться.
              Выход найдется всегда.

              Для меня было открытием, что в монахини хотят постригаться и девушки моего возраста...

              В книжке прочитала — не поверила бы. Здесь есть люди от девятнадцати (я самая младшая) до восьмидесяти девяти лет. Я не знаю, как это объяснить. Люди очень разные и интересные, у многих есть увлекательные мысли, к которым волей-неволей прислушиваешься, примеряешь на себя.

              Летом, живя в палаточном лагере, мы медитировали…

              А молитва — тоже своего рода медитация, просто обретает в разных культурах разную форму. Содержание всегда одно и то же, как правило. Я вижу сама, что в современном обществе растет мода на осознанность, но я не следую этой моде. Я следую туда, куда я хочу. На моду сложно реагировать, потому что такие тренды я как-то не особо отслеживаю.

              Раньше я верила в такое бесформенное существо…

              Даже не осознавала это в полной мере. Но сейчас мне кажется так:
              Религия без веры — ничто. Вера без религии – тоже.
              Фото: astaforkina_liza

                В монастыре я точно пробуду месяц…

                Как минимум, потому что это остров. Здесь не бывает такого, что ты просто пришел и ушел. А потом посмотрим. Возможно, останусь, возможно, поеду ещё куда-нибудь.

                Я — журналистка…

                Чем бы я ни занималась по жизни — не перебирала картошку, как я сейчас это делаю, не водила бы экскурсии по винограднику, как этим летом, — я остаюсь журналистом. Это такая профессия, которая всегда тебя сопровождает, твой крест.

                Сейчас я нахожусь в монастыре, который относится к РПЦ, и был восстановлен при Владимире Путине…

                Это тоже важная деталь, к вопросу о возрождении православия в нашей стране. Во-первых, для меня лично, как и для большинства людей в нашей стране, вера и институт православной церкви со всеми его иерархиями, скандалами и личностями — разные вещи. Прихожанин пришёл в храм не поразмыслить о жизни патриарха, а помолится Богу. В то, что касается институции, я даже лезть не буду. Это очень сложно понять. Молодой девушке — нереально практически. Но вера — это очень интересно, в этом есть глубина. В церкви тоже есть глубина, но там она не всегда понятна человеку, который смотрит на это со стороны. А во-вторых, я не могу говорить про институцию, я же не эксперт.
                Я просто девочка, которая поехала в монастырь помолиться, потрудиться и понять что-то новое про себя.
                А сейчас мне пора идти, нас уже созывают. Едем работать в скиты.
                Фото: astaforkina_liza
                  Читайте также: